Svojostrov.ru: литературный сайт

Все жанры не для всех

    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт
  Предыдущие записи>>


Этот раздел сайта посвящен литературной критике, актуальным книжным обзорам, а также литературным и окололитературным событиям, к которым мы либо причастны, либо тем, которые нам просто интересны.

 



Приглашаем! 26 марта 2013 г. в Санкт-Петербургском Доме писателя на Звенигородской, 22 состоится авторский вечер Дианы Вежиной и Михаила Дайнеки с презентацией их книг «Байки со “скорой”, или Пасынки Гиппократа» и «Новые байки со “скорой”, или Козлы и Хроники». Вечер посвящен феномену медицинской прозы в современной русской литературе. Диана Вежина озвучит новые главки цикла «Сказки “скорого” врача», а также те главки, которые не вошли в книги по цензурным соображениям. Что-нибудь такое, например:

 


Нас сегодня возбудил агрессивный дендрофил

 

Сижу давеча у себя в кабинете, очередной тупой отчет кропаю. По принципу «пол, палец, потолок», потому как по-другому вся сия Минздравом выдуманная хрень всё равно не пишется.

Сижу, короче, никого не трогаю, примус тихо-мирно починяю…

Тут дверь с грохотом распахивается и в кабинет врывается наш новый главный врач. Причем влетает с таким видом, словно я тут на него втихую пасквиль в компетентные органы строчу (уже пора бы, кстати говоря), а он меня за этим праведным занятием застукал.

А надо сказать, что главный у нас м-м… товарищ специфический. Свалился гражданин на наши питерские головы аж из Нефтеюганска. Ближе, надо полагать, руководящих кадров просто не нашлось.

Нет, может он, конечно, там на общем фоне как-то выделялся. В смысле — выделялся по-хорошему, даром что не хочется облыжно всех нефтеюганцев обижать. Само собой, у нас теперь он тоже выделяется, вот только по-другому. Торчит, как гвоздь из стула. Острием.

В общем, вваливается ко мне в кабинет высокое начальство и блажит:

— Что это вы тут сплошную бюрократию разводите, а больному помогать не собираетесь?! Мне весь телефон бдительные граждане буквально оборвали: прямо перед вашим носом на детской площадке человеку плохо!

А у меня окно как раз на эту детскую площадку выходит. Посмотрела я в окно.

А человеку там как раз ничуть не плохо. Ему, наоборот, скорее хорошо. Скорее даже очень хорошо.

Там давно известный всему отделению моей «неотложной помощи» местный наркоман-оксибутиратчик березу, извините мне, уестествляет. В дупло, так надо полагать. Основательно, со всем усердием и прилежанием, как будто так и надо.

Поворачиваюсь я к начальству.

— Извините, — говорю, — я как заведующая отделением не усматриваю здесь никакого повода для вызова бригады «неотложной помощи». Вы на всякий случай сами поглядите.

Главный поглядел. Потом еще раз поглядел. А потом мне, почему-то шепотом:

— А что это такое он там делает?

Я, тоже шепотом:

— А он, изволите ли видеть, ваше благородие, там березу, понимаете, ебет-с!

Главный, в легком ахуе, растерянно:

— А может, помощь всё-таки нужна?

Я, не выдержав:

— Кому? Березе? — говорю. — Типа, например, психологической поддержки или восстановления целостности дупла?

Главврач, не отрываясь от окна:

— Ну, может быть, полицию надо вызывать?

Я, пожав плечами:

— На совершение развратных действий сексуального характера по отношению к березе? Можно, — говорю, — но вряд ли они выедут. Вроде бы закон о запрете пропаганды дендрофилии наши депутаты пока еще не приняли.

Прикола главный не уразумел.

— И часто, — говорит, — у вас такое происходит?

— Не часто, — отвечаю, — но случается.

— Да, — говорит, — наверное, с таким специфическим контингентом вам работать очень тяжело!

Я посмотрела на него — и согласилась:

— Верно, — честно отвечаю, — тяжело.

А главный от окна не отрывается. Наркоман давно уже березу отымел, штаны поддернул и свалил куда-то. А главный смотрит. За окном снежок…

Смотрел наш главный врач, смотрел — и вдруг, не отворачиваясь от окна, мечтательно так, не пойми о чем:

— До чего же много в мире интересного!

И надо было человеку ради этого из Нефтеюганска к нам переезжать…

 

 

О правилах общественного поведения

 

Утро. Еду на работу. В метро час пик, ладно хоть, что без кромешной давки. Настроение из серии «как всё осточертело!», чтобы прямо не сказать — остоебло.

Нормальное для утра понедельника.

Очередная остановка. Кто-то встает и выходит, к освободившемуся месту ковыляет вошедшая старушка, этакий классический божий одуванчик.

Старушка из таких — по жизни тихих бабушек, интеллигентных, питерских. Встречаются еще реликтовые экземпляры, не всех пока что реформаторы повывели.

Короче говоря, хромает себе бабушка…

И тут буквально перед ее носом на это место нагло плюхается молодое чмо, недоделок рыночной национальности, еще с прыщами, но уже с солидной порослью на морде. Сел, развалился перед бабкой и сидит.

Бабушка вздыхает, но стоит. Народ безмолвствует. То ли всем на всё и всех вокруг плевать, то ли бздиловаты стали наши граждане.

Мне не то что б больше прочих надо, но — настроение, опять же, то да се…

Ну и честно говорю — достали хачики!

Говорю, не повышая голоса:

— Видишь, пожилая женщина стоит? Уступи ей место, здесь так принято.

Оно мне, развалясь:

— Он жэнщин! Жэнщин ниже, должна стоять. А я мужчина, вах, джигит! Мужчина висший! Мужчин должен сидеть!

Надо же, оно еще и рассуждает. Сам еще вчера овец в родном ауле пялил, а в Петербурге сразу «висшим» стал.

У меня так даже настроение улучшилось.

Я, ласково:

— Так что, джигит, не встанешь? — говорю.

— Нэт, нэ встану! — гордо отвечает.

Ладушки, не встанешь так не встанешь. Кто я такая, чтобы убеждать.

Больше слов худых не говоря, беру я тупо джигитенка за ухо. Крепенько так, с вывертом беру. И за ухо, опомниться не дав, волоком его к дверям — и из вагона вон пинком под задницу.

Нет, право же: зачем же убеждать…

Утырок даже вякнуть не успел, как мордой о перрон с разгона приложился.

Аккурат под «Осторожно, двери закрываются».

А ведь я еще и пожалела. Не до соплей, но всё же пожалела. Что я в обычных сапогах была, а не в парадно-выходных на шпильке. Потому что грамотный удар ногой при попадании шпилькой мужской особи в промежность чреват эффектом травматической стерилизации.

То что доктор прописал: ударно-радикально.

А то ж плодятся как не знаю кто…

А мне всё мало было. Вытащила я из сумки спиртовую салфетку для инъекций в запечатанном пакете (профессиональная привычка — всегда иметь с собой), демонстративно руки обработала — и на весь вагон:

— Черт же знает, — не стесняясь говорю, — что за заразу можно подцепить от этих скотопидоров!

Ладно, ладно, это я уже немного лицедействуя. Согласна, может даже перебор. Грешна уж, что поделаешь…

Показательна реакция людей.

Дамы — пусть не все — зааплодировали. Честно.

Мужики — все поголовно — отвели глаза.

А ведь как под стакан порассуждать на тему «понаехали», так как бы сильный пол заслушаешься, блин…

Эй, мужики, ау! Я на всякий случай тонко намекаю: вообще-то, это ваша привилегия — всяческую срань к порядку приводить. А то ведь неприличность, право, получается.

 

Приглашаем всех желающих: Санкт-Петербургский Дом писателя, Звенигородская, 22, вход под арку, во дворе, 2-ой этаж.
Начало мероприятия в 18.30. Вход свободный. По окончании вечера для коллег и журналистов будет организован дружеский фуршет.

 

<<Предыдущая страница В начало Следующая страница>>

Интерфейс
Шрифт
Цвет              
             
Фотогалерея

 

Новые книги
Новые байки со скорой
Байки со скорой
Издателям
Реклама на сайте
—качать бесплатно
Проза
ѕасынки √иппократа
Online-проект
Новые сказки
При перепечатке, цитировании или ином использовании материалов нашего сайта ссылка на © svojostrov.ru приветствуется.
Благодарим за понимание.
Статистика