Svojostrov.ru: литературный сайт

Все жанры не для всех

    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт

Диана Вежина, Михаил Дайнека: «Когда начнется jazz». Часть первая

Начиная в нашем литературном блоге этот текст, мы понятия не имели, к чему придет сюжет. Мы хотели минимизировать любые жанровые ограничения в пользу самого широкого простора для импровизаций. Закончив в блоге первую часть романа, сделав очень ощутимый перерыв, мы сейчас вовсю работаем вторую — и до сих пор даже приблизительно не представляем, чем это всё закончится. Признаёмся, что такой подход идет вразрез со всем нашим литературным опытом, но, с другой-то стороны, давно пора бы написать хоть что-нибудь вразрез. Причем — в самом широком смысле слова.

 


 

 

КОГДА НАЧНЕТСЯ JAZZ

 

 

 

Когда б вы знали, из какого сора…

А.Ахматова

 

Jazz — помимо прочих значений — нестройный, яркий, кричащий, вульгарный

Англо-русский словарь

 

 

Марина

 

Часть первая, в которой ничего не происходит

 

 

001. Зачин

 

Жизнь как рассвет в преддверии заката. Возраст — это клетка, из которой каждый на свой лад стремится вырваться. Конечно, не всегда, но рано или поздно, а порой и вовремя…

Пожалуй. Если жизнь действительно представить как рассвет в преддверии заката, то возраст — это в самом деле клетка, из которой каждый на свой лад когда-нибудь… ну, пусть на общий лад, но по крайней мере всё-таки по-своему.

Так чуть точнее, да; но всё равно не то…

Такой короткий день.

 

002. Пролог

 

Сверху город походил на светящуюся мишуру — ну да, конечно, Новый год, рождественские праздники, опять же, Старый новый год. А вот белизны недоставало — на снег в этом году природа не расщедрилась. Пожалуй, даже празднично иллюминированный, город всё же выглядел сырым и сероватым, а утомленное мерцание прошлогодней мишуры напоминало послевкусие от затянувшегося праздника. В такую ночь заполошные рождественские ангелы стайками спешат убраться восвояси. В конце концов, они свой долг исполнили…

Так вот. Не все ангелы одинаково полезны.

Почти как йогурты.

Два мглистых ангела парили над Невой. Они были из тех, что не летают в стаях, предпочитая одиночество вдвоем. Эту пару наверху не слишком привечали; впрочем же, они и сами находили горний мир чересчур напыщенным и вздорным. Примерно так же коренные петербуржцы относятся к тусовочной Москве, хотя, естественно, и здесь бывают исключения.

Карьерный рост им, словом, не светил.

Свобода и на небесах не поощряется.

Ах, да, конечно: они были серыми, два эти ангела. Два серых ангела, парящих над Невой…

— Займемся чем-нибудь? — спросил один из них.

— А почему бы нет, — мерцнул в ответ второй.

— Я тут приглядывал за парой человечков. Занятные такие…

— Как и все.

— Кого-то они мне напоминают.

— Как и все.

— Кажется, они довольно скоро станут делать глупости.

Второй пожал крылатыми плечами:

— И что с того? Опять же — как и все.

— Каждый ошибается по-своему…

— Да, и при этом каждый в чем-то прав…

Ангелы во мгле переглянулись:

— Думаешь, нам это будет интересно?

— Ну, когда-то же нам это было интересно.

— Что же, ладно. Залетим на огонек. Но если мы во что-нибудь вмешаемся…

— И что с того? В конечном счете, разве что-нибудь от этого изменится?

— В конечном счете — ничего.

Вот именно.

И ангелы порой не прочь во что-нибудь сыграть.

Хотя бы и в людей.

 

003. Крещенский вечерок

 

Всё было как всегда, всё было очень мило.

Наверное, и быть иначе не могло. Ташкин день рождения девчонки отмечали вместе с первых школьных лет. Наташа, Даша и Полина учились в одном классе с самого начала, Марина присоединилась позже, классе в третьем… или в четвертом? в третьем всё-таки, уже давным-давно, не вспомнить даже сразу. Тогда они с родителями переехали из коммуналки в центре Питера в квартиру на Васильевском, она сменила школу… Да, тогда она училась в третьем классе, теперь — в одиннадцатом, выпускном.

С тех пор они так и дружили вчетвером. Четыре мушкетерши, как их иногда поддразнивали одноклассники…

Они не обижались. Они были девочки с характером — каждая, конечно, со своим.

Наташка, решив однажды, что Наташ на свете слишком много, а она, как ни крути, одна, стала зваться Ташкой. Ей это шло: Ташка-пташка, легкая, живая, чуть заполошная, словно бы всегда спешащая куда-то — и при этом абсолютно неспособная где нужно оказаться вовремя.

Дашка, как будто бы в противовес подруге, слыла пожалуй что тихоней, обстоятельной, спокойной и доброжелательной. Будучи, как свойственно тихоням, себе на уме, она звезд с неба не то что бы не хватала — она их словно не искала, этих звезд. Из всей четверки Дашка была самая надежная.

Полину в их — да и не только в их — компании дружно звали Пашкой. Тогда же, классе в пятом, когда Наташка превратилась в Ташку, Полина тоже объявила, что имя ей не нравится: во-первых, оно толстое, во-вторых, вообще навозом отдает. То, что Пашка — это как-то по-мальчишески, ее нимало не смущало. Не так давно она и впрямь была изрядным сорванцом, с легкостью могла подраться с пацанами. Порой бывала грубовата, без нужды упряма, своевольна и без зла насмешлива. Среди них четверых заводная, любящая авантюры Пашка чаще остальных оказывалась в положении лидера.

Ташка, Дашка, Пашка — и Марина.

Марина в их кругу всегда была Мариной. Не Маринкой, не Маришкой, не кем-либо еще, а именно Мариной. Отличница, из всех девчонок самая серьезная и правильная (даже чересчур), среди подруг она была немножко на особицу, чуть-чуть как будто в стороне. Марина иногда производила впечатление гордячки, на деле же была скорей застенчива, чего сама бы, правда, не признала. Впрочем, на поверку каждый человек рискует оказаться не таким, каким он себе кажется…

Девчонки своей дружбой дорожили. Конечно, изредка они, случалось, ссорились, иной раз даже и всерьез, но никогда надолго. Шутка ли — почти всю школу вместе!

Итак, всё было как всегда.

Как всегда, подруги вчетвером отмечали Ташкин день рождения.

Всё было как всегда, но, похоже, все они, все вместе и каждая по-своему, понимали, что сегодня это «как всегда » — в последний раз. Последний год школы, последний год детства, дальше — жизнь уже совсем иная, взрослая. Там, во взрослой жизни, тоже будет всё, но, конечно, как-то по-иному, всё совсем-совсем по-настоящему, по-взрослому.

Сегодня тоже было всё по-взрослому. Почти.

На вечер вся квартира осталась в их распоряжении. Ташкины родители, либерально рассудив, что вечеринка интереснее без взрослых, детей решили не стеснять. В конце концов, они вполне ответственные девочки.

По такому поводу ответственные девочки в охотку попивали легкое вино. Предкам Ташки о спиртном, естественно, знать было ни к чему — настолько далеко родительский либерализм не простирался. Марина свой бокал лишь пригубила: представить даже страшно, какой скандал мог закатить отец, учуй он от нее хоть намек на запах алкоголя …

Развлечения спиртным, понятно, не исчерпывались.

Как обычно в Ташкин день рождения, подруги собирались погадать. Как иначе, если Ташку угораздило родиться 19 января, в самое Крещение. А какой крещенский вечер без гадания!

Тем более — в последний школьный раз

— Как будем гадать? — спросила Дашка. — На картах?

— Скучно, — отмахнулась Ташка. — У нас всегда на картах мимо получается. Да и неиграной колоды в доме нет. Простая ж не подходит?

— Подойдет. Только пусть на ней Марина посидит, — заявила Пашка.

— А это-то зачем? — не поняла Марина.

— Затем! Ты ж у нас одна, подруга, не целована!

Марина чуть смутилась:

— Ну и что?

— А то, что если нецелованая на играной колоде посидит, она тоже для гадания годится, — авторитетно объяснила Пашка. — Хотя, вообще-то, можно и без карт …

— А как?

— А так! — передразнила Пашка. — Таком, сяком, вдоль-поперек и всяко! — Подруги прыснули. — Нет, серьезно, — не унималась Пашка. — Только нужно обручальное кольцо. Непременно чтобы обручальное!

— А где мы обручальное возьмем? — растерялась Ташка. — У меня же нет!

— А кто бы сомневался … У предков, может, есть? Может, кто-нибудь из них не носит?

— Точно! — Ташка хлопнула себя ладонью по лбу, вылетела из комнаты и через минуту принесла кольцо: — Вот! Отцовское, — сказала Ташка, — опять дома забыл. Он его редко носит.

— Почему? — Марине было любопытно.

— Так он же химик. Говорит, что с его реактивами от кольца за месяц лишь воспоминание останется.

— Нас же учили, что на золото кроме «царской водки» ничего не действует. По химии когда-то проходили …

— Какой только фигне нас ни учили! — убежденно объявила Пашка. — Ладно, значит так. Берем стаканы. В один кладем обручальное кольцо. Кому этот стакан достанется — типа замуж выйдет. В другой наливаем сладкую воду — это к сладкой жизни. В третий — соленую, это к слезам. В четвертый — чистую, это к пустой жизни. Ах, да, еще же нужно и пустой стакан поставить …

— А он к чему? — спросила Ташка.

— Вообще-то, к смерти …

 

  Следующая страница>>
Интерфейс
Шрифт
Цвет              
             
Новые книги
Фотогалерея

 

Новые байки со скорой
Байки со скорой
Байки со скорой
Проза
ѕасынки √иппократа
Издателям
Реклама на сайте
Поэзия
»нструмент
¬рем¤ жить
Online-проект
Новые сказки
При перепечатке, цитировании или ином использовании материалов нашего сайта ссылка на © svojostrov.ru приветствуется.
Благодарим за понимание.
Статистика