Svojostrov.ru: литературный сайт

Все жанры не для всех

    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт

Михаил Дайнека: «Страна козлов и огородов», рассказы

Весь этот как бы сатирический (на деле всё сложнее и занятнее) цикл был написан в 1998 г., можно сказать — в другую эпоху, по духу и по существу куда более живую и содержательную, чем нынешняя.

Почему — помимо очевидного — «козлов и огородов»? Ну, хотя бы по словам и по корням. Потому что страна и сторона одного корня и с просторами, и со странностями и с посторонним тоже. И потому что огород почти что как и город — то есть то, что огорожено; паче чаяния городить-то можно всё, в том числе, охотно признаю, и чепуху.

А вот козлов мне жалко. Не везет рогатым: и тебе козел ты отпущения, и тебе нечистая ты сила — и вообще ты слово неприличное, хоть и никакого от тебя вреда, кроме всякой пользы. Я к тому веду, чтобы вы и на козлов не обижались, тем более всё это не про вас. Хотя и всё это про нас, словно в песенке поется. Потому что трагедия с греческого так и переводится — козлиная песнь.

Примерно так. Ниже — три рассказа из «Страны козлов и огородов». Или — о стране козлов и огородов, это уж решайте как вам нравится.

 


Весь цикл «Страна козлов и огородов» — в новой книге Дианы Вежиной и Михаила Дайнеки «Новые байки со “скорой”, или Козлы и Хроники»: купить в OZON.ru

 


Из сборника «Страна козлов и огородов»

 

Козел

 

Ну что вот я уперся — козел всё да козел... Так и по рогам схлопотать недолго!

Тем более я сам же говорил, что никакого от козлов вреда не вижу, кроме всякой пользы, даром что словечко некультурное. Паче чаяния речь-то нынче не о них пойдет, а о рыболовах, наипаче не о всех, а только о моем приятеле.

Когда-то это с ним мы водку пили и о женщинах судили. Ну, он тогда еще не то жениться думал, то ли разводиться собирался... Вот-вот, а теперь он вместо этих глупостей на досуге рыбу ловит и уловы славословит.

Я нарочно рифму подпускаю. Чтобы ясно стало, насколько же он давеча мне складно о добытых осетрах рассказывал. Настолько даже складно, что непонятно было, почему мы водку не породистым рыбцом закусываем, а вялеными головастиками загрызаем.

Это мы опять сидели, у меня в гостях бухтели.

А он мне объяснял, что за настоящей рыбой я бы сам бы-де куда подальше ехал. Что туда по меньшей мере сутки надо на машине добираться, а лучше даже двое... а еще бы лучше — чтоб не просто так, а на вездеходе на подводных крыльях...

— Но зато места там, — говорит, — такие, ну такие, — заявляет, — растакие, что едва я там на берегу с перепою оступился, в воду спьяну я во всей одежке сверзился, вылезаю: батюшки, а в сапоге-то у меня — во-о-от такая щука! Представляешь — во-о-о-от как раз такая! Метр!!!

А я не возражаю.

— Представляю, — говорю, — метр, — соглашаюсь, — с кепкой...

— Точно, — отвечает, — а как ты догадался, что я ей смеху ради кепку на мордень навесил, а она ее со злости заглотила?.. Но это еще что, — он мне говорит, — а вот если бы оттуда да еще б денек на катере бы ехать, да потом еще чуток на веслах погрести, то вот там, представь, места кругом такие!.. такие!..

А я не сомневаюсь.

— Представляю, — говорю, — там сперва ты, — я предполагаю, — всё с того же перепою за борт бултыхнулся, а потом ты вылезаешь: батюшки, да у тебя две щуки в сапогах — в каждом сапоге по щуке, а в каждой щуке — во-о-от такой, во-о-о-от такой вот метр!!!

— Точно, — отвечает, — а как ты догадался? Только в этот раз не две каких-то щуки были, а два во-о-о-от таких сома. Один в самом деле во-о-о-о-от такой, а второй гораздо больше. А вот третий, — говорит, — самым крупным оказался; он, подлец, за шиворот залез и ка-а-ак меня усами защекочет!.. Но это еще что, это я еще не так уж далеко забрался, а вот ежели б оттуда бы денек бы да на вертолете пролететь бы — так там, ты представляешь...

— Тоже представляю, — говорю, — там из вертолета надо с парашютом прыгать; только там сперва ты с перепою прямо в воду угодил, а затем ка-а-ак с пьяных глаз ты вылез...

— Точно, — говорит, — а как ты догадался?

А какого черта мне вообще гадать, если я все те места ничуть не хуже знаю!

А приятель уточняет:

— Только там не с парашютом нужно, — говорит, — а просто по веревке. И не пьяный я там в воду сверзился, а трезвый, и не вылез я, а сперва с концами утонул, ну а после мужики меня на блесну заместо рыбы подцепили... Но зато такие там места вокруг, такие, что очнулся я, на берегу лежу — и, представь себе, в штанах чего-то — чую...

А я не удивляюсь.

— Точно, — говорю, — и ты, — я предполагаю, — штаны ты расстегнул и во-о, во-о-о, во-о-о-от такого вот угря оттуда выудил!

— Верно, — отвечает, — а как ты догадался? Только это там не угорь угнездился, а минога, стерва, присосалась... Но какая ж эта рыба, — говорит, — ежели она на червяка с глазами смахивает, пусть она и метр будет... а лучше — полтора... Но это еще что! Ты не представляешь, какие еще чудища под водой встречаются; это если бы оттуда, где я был, да туда бы, где еще я не был и куда вообще добраться невозможно...

Всё, думаю, таки ж мы добрались. Еще и первый литр до конца не усидели, а уже вот-вот до летающих тарелок на двоих напьемся, до зеленых человечков мы на четверых налижемся. Почему на четверых? Да потому что у меня от этих рыбьих россказней уже в глазах двоится, чтобы не сказать бы раздвояется.

Хорошо еще, что мой метроворостый дог (в холке — во-о-о, во-о-о-от такой вот метр) — хорошо хоть он по будням крепче пива ничего не пьет, а не то бы нам на шестерых считать привиделось.

А еще намного лучше, что моя супруга доктором на «неотложке» сутками работает, а иначе бы сегодня мы на восьмерых — представляю, как бы мы на восьмерых мудрить намучились...

Я не удержался. Я приятеля перебиваю:

— Слушай, — говорю, — а зачем вообще куда-то ехать, чтоб ширинку расстегнуть, чтобы червячка оттуда вытянуть?

А приятель на меня жутко разобиделся. Он же всё всерьез присочиняет — ну а я-то же ему всё шуточки шучу...

Он обиделся, но я растолковал, что не то ему я подразумеваю, а совсем другое, что по мне чем так куда-то ездить, проще рядом на канал пешком сходить, на закуску окуней надергать.

Я всё растолковал, а он мне заявляет, что еще гораздо проще не в канал, а сразу в унитаз удочку закинуть, потому как в тех же сточных водах всё едино ничего не водится.

— Спорим? — говорю.

— Спорим, — отвечает.

— В самом деле спорим? — говорю.

— В самом деле спорим, — отвечает.

— Прямо сразу спорим? — говорю.

— Прямо сходу спорим, — отвечает, — тут же сразу сто рублей плачу, ежели на самом деле ты в канале хоть одну — ну хоть какую, ну хотя бы даже вот такусенькую ты рыбешечку поймаешь!

— Ладно, — говорю, — хоть какую-никакую, но я ее поймаю, но тебе за эти сто рублей самому есть ее придется!

— Ладно, — отвечает, — не придется, но за эти деньги съем; но если не поймаешь...

— Даже если не поймаю, — говорю, — мы с тобой на них еще бутылку купим, потому что всё равно мы их в конце концов пропьем... Верно? — говорю.

— Точно, — отвечает, — а как ты догадался?

А чего гадать, ежели мне с самого начала ясно, что хоть так, хоть сяк, а платить приятель будет.

На этом и сошлись. Сказано — собрались. На наживку пару тараканов прихватили. Правда, не своих — тараканов у соседей одолжили, у них они уловистей.

От меня и до канала — три минуты хода. Ну, пять, но мы дошли за десять. Но таки ж дошли, у Сенного мостика под деревья встали. Там как раз во-о-от такая вот труба выходит. Канализационная.

Но зато места вокруг! — исторические...

И вы представляете: я как только удочку забросил, так почти что сразу рыбина ка-а-ак клюнет! Батюшки, смотрю, да ведь это ж окунь — да еще какой! Метр не метр, но грамм на триста тянет, но полоски у него не поперек, а вдоль — и в тенечке светятся...

Я второй раз удочку закинул. И вы представляете: я ж опять буквально с ходу же второго экземпляра подцепил! Только не на триста грамм, а на все четыреста, и полоски у него не вдоль, не поперек, а в клеточку на свету мерцают...

А третий раз я удочку забрасывать не стал. Потому что у меня тараканы кончились, а без них ловить тут, если честно, нечего.

Но это тут, а вот если дальше по течению пройти, то вот там, вы представляете, там места такие! такие! что мутанты там исключительно на окурки ловятся. Но только не на все; а в особенности там на «беломор» клёво получается.

Но это еще что, а вот ежели еще чуть-чуть подальше по каналу прогуляться...

А вообще история не шуточная получилась, а почти правдивая. К тому же с продолжением. Потому что мы потом еще бутылку взяли и под это дело окуней натуральным образом зажарили.

Догу я на пробу предлагать не стал, у животного желудок деликатный. А приятель ничего, сожрал, а я, чтобы тему поддержать и чуток ее расширить, я ему для аппетита байку рассказал. Про кота, который вместо рыбы на крючок попался, и про боцмана, который из-за этого кота с перепою помер.

Жил-был боцман. Боцман был как боцман — как мужик из рейса приходил, так он дома непременно напивался. А жил он в коммуналке во дворе-колодце на последнем этаже при одном соседе. И однажды с ним на пару за полночь он до того нарезался, что решил сейчас же порыбачить. Вот приспичило ему здесь же сразу с места не сходя ну хоть кого, ну хотя бы даже кошака смеху ради выловить.

 

   Следующая страница>>
Интерфейс
Шрифт
Цвет              
             
Новые байки со скорой
Новые книги
Фотогалерея

 

Новые байки со скорой
—качать бесплатно
Проза
Без очереди в рай
Издателям
ѕасынки √иппократа
Реклама на сайте
Поэзия
»нструмент
Online-проект
Новые сказки
При перепечатке, цитировании или ином использовании материалов нашего сайта ссылка на © svojostrov.ru приветствуется.
Благодарим за понимание.
Статистика