Svojostrov.ru: литературный сайт

Все жанры не для всех

    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт

* * *

Кому дом, кому порог,

кому яблочный пирог,

а кому пирог с грибами —

здесь кусочек, так кусок —

а кому еще добавим,

а кто подтянет поясок.

 

Кому творог-творожок,

кому берег-бережок —

кому прыг, а кому скок,

а кому — всему свой срок.

 

Кому — день, а кому — ночь,

кому ночь, кому-то — прочь,

кто уйдет, а кто придет,

кто зайдет, а кто пройдет.

 

В никуда — туда-сюда —

в никогда — тогда-всегда —

от никуда до никогда

растакая чехарда…

 

Рак поет, карась рыдает,

конь по небу пролетает,

заяц по морю идет,

а кот — он всё наоборот;

а очень странный звездочет

на луне блины печет;

а спутал маятник свой счет —

и время в сторону течет.

 

Дважды прыг и трижды скок —

а кому съеденный пирог

и стакан со спитым чаем?! —

а кому стакан не впрок;

а кто примус починяет,

а кто сказку сочиняет,

а кто читает между строк…

 

Кто дудит себе в дуду,

кто идет себе по льду,

кто идет, а кто бредет —

всяк куда-нибудь придет.

 

Кто к чему, а кто к кому,

а кто-то к Богу самому,

кто зачем, а кто за кем,

ну а тот — он глух и нем.

 

Этот — друг, а этот — враг,

ну а тот — он просто так;

ты за нас, а ты — за тех,

ну а тот — а он за всех.

 

Он при сем, и он при том,

он с кукушкиным гнездом —

а хоть с вошью на аркане,

а заодно еще с кнутом;

 

а ты с истиной в стакане,

а я так вовсе ни при чем —

а он с кукишем в кармане,

а то и с целым кирпичом.

 

Жизнь бьет гаечным ключом.

 

Вот те раз, а вот те два,

а ты ходи е-два-едва,

а тебе чёт, тебе — нечёт,

а самый крайний — дурачок.

 

Кому — нечет, кому — чёт,

а кому сам черт не в счет,

а кто закручен, как волчок,

а кто крутит тот волчок…

 

Еще круг, еще кружок,

еще сладкий пирожок —

и по кругу, и кругом

над кукушкиным гнездом;

кто нигде, а кто везде —

всяк по-своему в том гнезде;

 

кто-то там, а кто-то здесь,

ну а тот — он вышел весь:

то ли был он, то ли нет,

то ли дождик, то ли снег,

да и тот сошел на нет.

А кому-то снится свет…

 

Кому дом, кому порог,

кому яблочный пирог,

кому чашка со щербиной

и глоток на посошок.

А над кем горит рябина…

А по ком метет снежок…

1994


 

* * *

Дождь оступился. Вместе с ним

над неподвижным перекрестком

качнулась ночь, роняя блестки

в разводы пасмурной известки —

переколдовывая грим…

 

Как отражение в слепой,

в смурной, в беспомощной свободе,

мы разглядели, как проходят

два существа с чужой судьбой —

два арестанта вдоль стены,

два лишних времени в отрезке,

две разных музыки в оркестре,

две крайних точки тишины.

 

И снег, раскачиваясь в такт,

остановился где-то между,

сняв карнавальные одежды,

оставив шутовской колпак.

Он смотрит в нас из-за стекла,

молчит и смотрит — снова, снова,

как весть без адреса, без слова,

с той стороны добра и зла.

 

А в нашем доме стынет свет,

и мы за полуночным чаем —

мы две вины свои считаем,

латая кукольный сюжет.

 

Мы говорим, — и не шутя, —

что наше чудо нам казалось,

что в мире властвует усталость,

что напоследок нам осталась

лишь терпеливая печаль;

что по-кошачьи станет снег,

а лучше: постучав в сторожку,

паяц — палач — чужак в рогоже —

чудак с игрушечною ношей

найдет последний свой ночлег;

что нам не справиться с зимой,

что просто понято в итоге,

что мы одни из очень многих,

а жизнь — недобрая дорога

меж балаганом и тюрьмой…

 

……………………………….

……………………………….

……………………………….

……………………………….

 

Они прошли, укрыв шаги

в холодном пристальном молчаньи,

ночь наложила на случайность

скупые точные мазки.

Они прошли, и в свой черед

снег рассмеялся безмятежно

и заспешил. В пассажах снежных

творилась рукопись в надежде,

что утром кто-нибудь прочтет.

 

Ты видишь: снег легко, как прежде,

идет, идет, идет, идет…

1987, ред. 1997

 

<<Предыдущая страница В начало Следующая страница>>
                                                                                                                                                                                   
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =
Интерфейс
Шрифт
Цвет              
             
Новые книги
Фотогалерея

 

Поэзия
Новые байки со скорой
Проза
ѕасынки √иппократа
Издателям
Реклама на сайте
Поэзия
Город, которого нет
При перепечатке, цитировании или ином использовании материалов нашего сайта ссылка на © svojostrov.ru приветствуется.
Благодарим за понимание.
Статистика