Svojostrov.ru: литературный сайт

Все жанры не для всех

    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт    Михаил Дайнека    Литературный сайт    Диана Вежина    Литературный сайт

Опять не слава Богу…

Хорошо вы начинаете, Дайана Германовна Кейн. Очень даже славно начинаете. Я ведь в самом деле чуть отца родного не угробила!

Н-да.

Хорошее начало, что ни говори.

(Что, впрочем, объяснимо: стресс, резкий переход из темени на свет, рефлексы на пределе плюс застящий глаза адреналин — и скорость, скорость, скорость! Перед тобой нет личности, есть цель, не более того. Короче говоря, кто знает — понимает. А большинству такое понимание ни к чему. Очень неуютное, поверьте, понимание.)

Я тупо обтекала.

— Откуда ты… — ох, ну и голосок же у меня, — как ты здесь оказался? — спросила я отца.

Не так я начала. Сначала — срочное, а главное…

— Потом, — отец придерживался той же точки зрения. — С Тимуром что?

— С Тимуром? — Ах, да, крепыш в прихожей, сообразила я. — А он…

— Со мной. Надеюсь, ты его не…

— Насмерть. В смысле – не. Надеюсь.

Ох, ну и разговор!

— Так разберись. Врач нужен, может быть?

— А я, по-твоему, кто?

Ответ меня прибил:

— Не знаю, дочь…

Ну, хоть за «дочь» спасибо.

Понятно, что последнее уже не вслух, а про себя. Ладно, спишем фатеру на стресс. Он тоже испугался, я так думаю.

Ладно, отношения выясним потом.

Сперва Тимур. Нетрудно угадать: шофер, охранник, порученец — всё в одном лице. Из тех, кого сестренка Лерочка привыкла называть доверенной обслугой. Вроде даже что-то я припоминаю в рабочем окружении отца. Не из тех, естественно, кто вхож в отцовский дом, но что-то мне такое смутно помнится…

Своя своих же не познаша.

Итак, Тимур. Скорее жив, чем мертв. Ровно так, как я предполагала. Судя по всему, дыхательное горло фатально не повреждено. Это как раз то, о чем я говорила: бить на поражение одно, на уничтожение — чуть совсем другое. Вложись я чуть сильнее, доведи удар — хрящевые кольца дыхательного горла оказались бы элементарно смяты. Тут, чтобы пациента откачать, его пришлось бы либо интубировать, либо делать трахеотомию ниже места поражения. Горло резать, проще говоря. Трахеотомию я, положим, даже дома сделаю — с помощью обычного ножа и клистирной трубки. Корпус шариковой ручки тоже подойдет. Но вообще картинка странноватая: сперва мочить — и тут же воскрешать. Куда мир катится…

Здесь, к счастью, обошлось. Я точно рассчитала. Парень был действительно качок. И крепкий шейный мышечный корсет на что-нибудь полезен. Фатальных повреждений точно нет. А есть — болевой шок, кратковременная рефлекторная остановка дыхания, как следствие — отключка. Пустяки.

Отец спросил:

— И что с ним?

— Ничего.

— Не понял?

— В отключке просто, только и всего. Ничего такого, что нельзя исправить с помощью нашатыря. Сейчас всё сделаю.

Я быстро обернулась за нашатырем, благо он хранился близко, в ванной комнате. Эффекта долго дожидаться не пришлось. Охранник с хриплым сипом задышал. Кстати, надо будет намекнуть отцу, что такое — это не охрана…

Или же я чересчур строга?

— Давай пока приткнем его к стене. Полусидя он быстрее оклемается, — сказала я отцу.

Тимур открыл глаза. Взгляд пока что был бессмысленным, но всё-таки…

— Могу еще я чем-нибудь помочь? — спросил меня отец.

Я чуть подумала.

— Пожалуй. Там, в холодильник, есть лед. Найди какой-нибудь пакет, засыпь его туда. Надо будет к горлу приложить. Так мы предупредим отек.

Со льдом я это вовремя придумала.

Тимур помалу приходил в себя.

— Вы слышите меня, Тимур? — спросила я, заметив, что крепыш пытается пошевелится. — Спокойнее. Вставать пока не надо. — Отец мне протянул пакет со льдом. — Вот, приложите это. Будет холодно.

— Как ты, Тимур?

Тот что-то просипел.

— Не торопи его. Сейчас придет в себя, — сказала я отцу. — Людей я просто так не убиваю. — Я глянула на фатера в упор: — Усвой, пожалуйста.

— Потом поговорим. Тимур, ты как?

— Нормально, босс. Кто так меня?..

Пора мне извиниться.

— Прошу прощения. Накладка получилась, — сказала я ему.

— Да уж, накладка… — просипел Тимур. — Ну и удар у вас! Как бейсбольной битой приложили… — Он мутно глянул на отца: — Я облажался, босс.

Тот отрицать не стал:

— Да, облажался. Приходи в себя.

— Да я уже… — Крепыш попробовал привстать.

— Сиди пока. Дыши.

— Простите, босс. Я слова не успел… Она как будто бы из воздуха взялась!

— Достаточно, Тимур. Закрыли эпизод. Между прочим, я подозреваю, что шансов у тебя на самом деле просто не было. Не больше, думаю, чем у снеговика в Сахаре. — Фатер покосился на меня. — Не так ли, дочь?

Врать не было нужды:

— Ну… да. Примерно так. Я сожалею, — повторила я.

Черта-с два я, кстати, сожалею! Я действовала так, как и должна была. Существует, знаете, пустяк: называется инстинктом самосохранения.

И вообще — резвее надо быть!

Ради справедливости следует признать, что оправился крепыш довольно-таки быстро. В первом приближении, разумеется. Предложение немного отлежаться Тимур почти с негодованием отверг. Лично я настаивать не стала: и без этого у парня как мужское, так и профессиональное достоинство серьезно пострадало. Кстати, да: но я-то здесь при чем? А потому наш разговор продолжился за кухонным столом — сидение мешком на стуле самолюбие охранника не слишком унижало…

Я щедро налила Тимуру коньяку.

— Чтобы горло человек не застудил, — пояснила я отцу.

— Тогда и мне.

— Что, тоже льда?

— Дайана, не дерзи. Налей мне коньяку.

Тогда и мне не грех.

— А я чем хуже прочих? Это риторический вопрос, — на всякий случай уточнила я. — Между прочим, почему здесь женщина должна напитки разливать?

— Потому что это как лекарство. А ты тут как бы врач.

Хм. Это «как бы» я тебе еще припомню, папочка. За мной не заржавеет.

— В конце концов, — грамм пятьдесят спустя вернулась я к сюжету, — мне кто-нибудь хоть что-то объяснит? Как мне прикажете всё это понимать? Начнем с того, как ты здесь оказался? — спросила я отца. — И где ты взял ключи? Нет, конечно, я-то не в претензии…

Да, понесло меня. Надо полагать, на нервной почве. Хорошо, что фатер быстро перебил:

— Ключей у меня нет. А дверь была открыта.

— Открыта дверь?

Час от часу не легче.

— Похоже, что в квартире кто-то побывал, — сказал отец. — Тебе надо взглянуть, — поднялся он из-за стола. — А ты сиди, Тимур.

— Кто побывал?

Что за не слава Богу!

— На что надо взглянуть? — спросила тупо я.

— На комнату твоей соседки.

(Если кто не в теме, поясню. До недавнего момента мое жилье формально было коммуналкой. После смерти Нарчаковой апартаменты полностью перешли ко мне. Ну, или перейдут — после утверждения завещания, естественно. Нехилые апартаменты — почти в центре Питера, у Пяти углов. Отличный старый фонд, даром что квартира на последнем этаже, единственная, кстати говоря, на лестничной площадке. Солидный холл, две моих сугубо смежных комнаты — плюс комната соседки размером с две моих. Плюс кладовка, кухня, ванная, понятно, туалет. Всё размера, скажем так, отнюдь не экономного. Недешевый на мой вкус апартамент. А если вспомнить, что эта квартира с первой трети прошлого столетия самым тесным образом связана с историей моей семьи… Но это к слову, только и всего.)

 

<<Предыдущая страница В начало Следующая страница>>

Интерфейс
Шрифт
Цвет              
             
Новые книги
Без очереди в рай
Фотогалерея

 

Новые байки со скорой
Проза
ѕасынки √иппократа
Издателям
Реклама на сайте
Поэзия
»нструмент
¬рем¤ жить
При перепечатке, цитировании или ином использовании материалов нашего сайта ссылка на © svojostrov.ru приветствуется.
Благодарим за понимание.
Статистика